Последние новости

Как обрести гармонию в Эпоху Перемен

Добавлено видео занятия

20.03.2018

Спасающий Вечность. Предсказание будущего, которое уже настало.

Появилась в продаже электронная версия книги Александра Набабкина

21.09.2017

Эмоции, чувства и мысли как фундамент формирования новых качеств для изменения жизни человека

Опубликован текст мастер-класса от 1.12.2012

07.05.2017

Работа над собой. Как научиться распознавать свои ошибки до того, как они начинают приносить "плоды"

Заблуждения, предубеждения, страхи, сомнения, - как мы наследуем этот груз и как преодолеваем последствия обнаружения в себе вредных установок. Опубликовано видео занятия.

05.05.2017

Здоровье, успех и благополучие - Управление ситуациями своей жизни в позитивном русле

Опубликован текст занятия Александра Н-Р, прошедшего на Альфа-Фесте в Яремче, 18 февраля 2012 года.

30.04.2017

Духовное воспитание детей

Опубликованы краткие содержания 2-го и 3-го занятий о Духовном воспитании детей.

28.04.2017

Назначение, особенности конкретных практик, их практическая польза и действенность

Опубликован текст 5-го занятия из 1-го цикла курсов Духовно-нравственного возрождения, от 12 февраля 2013.

27.04.2017

Энергетические упражнения - как способ естественного психофизического восстановления

Опубликован текст мастер-класса Александра Н-Р. в Яремче, 16.02.2012

23.04.2017

Стихи 1999 год

Стихи Саошианта (Набабкина Александра) за 1999 г. (28 лет)

НЕВЕСТЕ

Приходит День и в Замысле Великом

Одна волна сменяется другой

И вот уже к Тебе, Моей Любимой,

Я обращаюсь стать Моей Женой.

 

Не потому, что плотские хотенья

Меня влекут на поприще забот,

А потому, что Высшее Стремленье

Моей Душе покоя не даёт.

 

И смутные предчувствия итожа

Ты понимаешь, так же как и я

Насколько просто и насколько сложно

Друг друга под конец не потерять.

 

Когда ОТЦОМ указана дорога

А видимость не изменяет быт,

Так трудно верить в Истинного БОГА

И всё-таки простую жизнь любить…

 

Но даже в миг таких противоречий

Мы отступить не можем от судьбы

И тяжелей нам будет или легче –

Не в нашей власти не вести борьбы!

 

25 февраля 1999

Как мне осмыслить то чем я живу,

Ведь все внутри и лишь чуть- чуть наружи,

Если любовью это назову,

То чувства свои через чур заужу.

Сказать, что это Божья Благодать?

Так в ней всего лишь кроется причина

Того, что я пытаюсь осознать

Как Сын, Как Человек и как Мужчина.

Но не сказать об этом не могу,

Хоть что сказать пока и сам не знаю…

Я ОБРАЗ твой так долго берегу,

Что с ним всю жизнь свою отождествляю.

Как мне осмыслить что я потерял

И что обрел через потерю эту?

Любил, надеялся, себе не изменял

И лишь у Бога спрашивал совета.

Он Говорил – я жадно принимал,

Чтоб ДУХ уравновешивался с телом

И сколько было нужно – столько ждал

Хоть мучился вопросом и ответом.

Не стыдно мне за то, что пережил

Хоть это все так и осталось тайной:

Когда-нибудь все то, что я вложил

Не только мне, но станет всем понятно!

 

25 марта 1999г.

Опять доверие словам

Хочу я оказать,

Чтобы понятней стало нам

Желание молчать.

Ведь чувства выразить нельзя,

Не нанеся ущерб,

И их опять скрываю я,

Покуда не окреп!

 

1999

Отец, да снизойдет благословенье

Твое на мою просьбу описать

И передать сердечные влеченья

Тем, кого к нему хочется прижать.

Позволь мне не скатиться в многословье,

Чтоб главное ничем не заслонить

И дай мне силы выполнить условье:

Ни в чьих глазах любви не уронить!

 

24 мая 1999

Когда-то я неясностью терзался,

Но свет успокоения пришел:

Он Верой и Надеждою назвался,

Отчетливость и форму приобрел.

Хотя чего я, собственно, желаю

И в чем моих свершений идеал?

А в том, чтоб в чувствах, что к другим питаю

Никто меня врасплох не заставал.

Чтоб был готов за них в огонь и воду,

Раз все ограничения сняты,

И чтобы было каждый раз охота

Любви и вере доверять мечты!

Чтоб охранять покой их и работу,

Услышать вовремя и до конца понять,

Чтоб уменьшать заботу и тревогу,

Все пополам умея разделять.

И каждый раз, когда приходит смута,

Чтоб было чем ей противостоять,

А остальное вытечет отсюда:

Любовь, внимание, умение прощать.

 

24 мая 1999

Возможно все мои былые приключенья -

Тропа к вершине, где сейчас стою,

Здесь видно всё: подъемы и паденья,

Как бездорожье входит в колею,

Обрывы обойденные вслепую

И те мосты, что рухнули за мной.

Вон те, о ком я изредка тоскую

В воспоминаньях дружбы удалой,

Вот поворот, в который не вписался

Когда мне отказали тормоза

А вот и те, в которых я влюблялся

В неведеньи, что так любить нельзя…

Зато взглянув на все орлиным взором

Невольно видишь жизнь как спираль,

Где старое, переплетаясь с новым,

Ведет туда, где прежде не бывал!!!

И когда дымка прошлого растает

На том же месте видишь все не так:

Вот мост, который снова вырастает,

Вон поворот, но перед ним уж знак.

Обрывы все засыпаны мечтами

И через них теперь легко пройти

Не огорчая никого слезами,

Не говоря “Прости” и “Отпусти”.

На колее опять бурьян пырея

Как символ бесконечности дорог

И вновь не знаешь кто тебе милее –

Пославший иль Зовущий Бог.

Всё входит в норму заново и властно

Раз был достигнут видимый Предел,

И только тут становится вдруг ясно:

Построив крышу, – не закончишь дел.

И вновь спускаясь со своей вершины

Уже не скажешь: “Я всего достиг”,

Ведь Достиженья естеству противны,

А важен только Осознанья миг.

Опять стоишь рожденный для познанья

И это будет вновь не легкий Путь,

Где будут радости и разочарованья,

Желания прижать и оттолкнуть.

И даже то, что знаешь безусловно

Воспримешь с чувством сладкой новизны

Когда не ищешь, чтобы было ровно

А хочется немного кривизны.

Но все-таки ты будешь сам собою

Как пыль, что влагой превратилась в грязь:

Настанет день и вновь она с водою

Расстанется, по воздуху клубясь.

Тогда никто не скажет: “Это было”,

Поскольку это снова может быть,

Ведь если сердце сердце полюбило –

Им власти нет друг друга разлюбить.

И будут так искать Соединенья

Они, в земном Небесное ютя,

Желая Осознания в Забвеньи,

Которое его дает, пройдя.

 

Немного грустно перед Отправленьем

И трепетно волнуется душа,

Но именно одним таким мгновеньем

Всю свою жизнь потом и дорожат.

И когда трудно, люди вспоминают

Момент Признаний, а не дни утех,

Быть может потому, что понимают –

Что только он один лишен огрех.

И я его встречаю на вокзале

Где должен поезд Жизни подойти,

Она ль приедет, позовут меня ли –

Но нам друг друга надо обрести,

Чтобы взойти на новую вершину

Сложив свои усилия в одно,

Оттуда всё увидев – всё отринуть

И вновь принять таким как есть Оно!

 

 

25 – 26 Мая 1999 г.

Мне хочется увидеть жизнь такою

Какой ее когда-то я создал

Когда мы были как одно с тобою

И никого никто не предавал.

Когда весь мир был размещен в средине

Тебя самой, а я по нём гулял

И не выискивал кругом себя причины

Устроить торжество или скандал,

Всё было гармонично и безбрежно:

Ни глупых нужд, ни суетной молвы

Не знали мы, когда общались нежно,

Даря друг другу радости любви.

Но минули века суровых будней

С тех пор как ты решительно ушла

И жизнь стала слишком многотрудной,

У каждого нашлись свои дела.

И если б только не моё терпенье

И если бы ни память о былом –

Давным б давно закончилось Творенье

Со всеми, кто себя почуял в нём!

 

И вот итог: я – мира покровитель,

Хоть этот мир меня не признает

И не желает перейти в обитель,

Где каждого заслуженное ждёт.

Однако я кручу свою рулетку

И разоряю тех, кому все дал,

Когда закончу, то Домой уеду

А там – кто не успел, тот опоздал!

И хоть я скромен и бесперспективен

И хоть осмеян теми, кто в цене –

В бездействии я более активен,

Чем все на этой яростной войне.

И я не победим на этом фронте,

Не изгоняем и не разорим,

Поскольку независимо от плоти

Предсуществую Женихом Твоим.

А стану мужем или нет – не важно,

Точнее важно, но не в этом цель,

А в том она, чтоб поздно или рано

Я ЗАХОТЕЛ или ПЕРЕХОТЕЛ.

И до тех пор, пока твоею волей

Я сдерживаем между двух огней –

Душевные испытываю боли

И это КРЕСТ: вне Бога и людей.

Однако силы мне не изменяют,

Неведеньем не мучается дух:

Прости им, Отче, ведь они не знают,

Что будущее стоит этих мук.

Они ликуют и плюют в лицо мне:

“ Других спасал, а кто его спасет?

Ему же предлагали сесть на троне

А он чего-то ещё больше ждет! “

Кто объяснит тщеславным лицемерам,

Что мир – кусочек самого меня

А знания, богатство, власть и вера

С Любовью по сравнению – херня!

Ведь нашу Жизнь они не испытали,

Родившись когда стало все не так,

Да и понравилось бы им едва ли

То место, где никто не ищет благ.

 

Мне ж хочется увидеть жизнь такою,

Какой её когда-то я создал:

Чтоб снова быть наполненным тобою

Со слабостью, что я к тебе питал.

Да ты другая, ведь прошло немало

Всего, что изменило дух и плоть,

Но мне и не нужна Та, что отпала

Не в силах злую страсть перебороть,

Её уж нет, как нет меня былого –

Беспечного строителя миров:

Нас изменила долгая дорога

И сумма наших действий, мыслей, слов.

Неравенство былое исчезает,

Ведь твой ребёнок – вся земная жизнь,

Которая вот-вот меня признает

Своим отцом, забыв былой каприз.

И я свои объятия раскрою,

Призная всех, кто скажет мне: “Отец”

А после томагавк войны зарою,

Но это еще сказке не конец!

Затем я соберу принесших в жертву

Мне свои жизни и свои тела

И Ты им дашь нетленную одежду,

Которую когда-то забрала.

Быть может я прощу меня предавших,

Оставив им безмолвие в удел,

Скажу, чтоб слушались и уважали старших

И делали побольше добрых дел –

Всё как положено, но главное не это,

Торжеств и славословий не люблю,

А то, что будешь ты уже не где-то

А рядом остальную жизнь мою

И я тебе охотно всё открою

И всё отдам, чем обладаю сам;

Окно и дверь я вышибу ногою,

Чтоб больше ты не зарилась что там.

Не буду говорить тебе как надо

А как не надо действовать и жить,

Ведь ты уже сама тому не рада,

Чем некогда хотела пофорсить.

Одно скажу, тебя предупреждая,

Семь раз отмерь и лишь потом отрежь,

Решения любые принимая,

Воображение своё не очень нежь,

Оно пускает внутренние корни,

Затем все подгоняет под себя;

Я больше не рискну спасать, запомни,

И хаос больше не отдаст тебя.

В отчаянии страшно безнадёжном

Катиться вдаль сквозь вечности поток

Попробовать разочек ещё можно

И то лишь с тем, чтобы извлечь урок.

 

Настанет день, я снова стану Богом

Не понарошку, а уже всерьёз

И больше всех довольная итогом,

От счастья ты своих не скроешь слёз.

А холодеть ты будешь лишь от мысли

Что твой отказ я вправду мог принять,

Когда мы слишком горделивы были,

Друг другу не желая уступать.

И вряд ли кто-то в этот миг сумеет

Припомнить что-то из былых обид:

Как мельница все время перемелет,

Горячность пониманьем охладит.

Ты обретешь Любовь и утешенье,

Которые искала столько лет,

Пытаясь осознать своё влеченье

К тому, кто для тебя и тьма и свет.

 

Ну а пока не будем углубляться

В детали тех ненаступивших дней

Достаточно того, что они сняться

Всё чаще, всё конкретней, всё смелей

И прежде чем ты подойдешь вплотную

Мне разрешив себя поцеловать –

Помучаюсь ещё я, потоскую,

Уверенный, что есть кого терять!

 

5 июня 1999 года

Ты любишь мир, а я, увы, тебя,

И через это к жизни приобщаюсь,

Пытаясь разобраться второпях,

Кем, кроме Бога я еще являюсь.

Смотрю на все с готовностью служить

Твоим желаньям как своим стремленьям:

Не то чтоб я хотел иначе жить,

Скорей хочу переменить хотенья.

А это очень непростой процесс,

Мучительный, болезненный и долгий,

Покуда я не перестроюсь весь

И жизнь не подведет свои итоги!

 

10 июня 1999

Как летчик перед приземленьем

С землей налаживаю связь,

Чтоб не закончился паденьем

Крутой вираж на этот раз.

Исправен руль, шасси надёжно

И есть в запасе пять минут

Пока с земли не скажут “можно”

И для меня расчистят путь.

Моя забота – дожидаться,

А их – изыскивать проход,

Если желают чтоб остался

Цел самолёт и жив пилот.

Смотрю последний раз на небо,

Где словно птица я парил

И мне не кажется нелепым,

Что я им жил и я – там был.

Мои права всегда со мною,

Возникнет надобность – и я

Кабину над собой закрою

И вновь скажу: “Прощай, земля”

Пока же, выполнив заданье,

Я полон нежных дум о том

Как будет выглядеть свиданье

И что последует потом,

Когда усталый, но довольный

Я упаду лицом в траву

И о доске забыв приборной

Комбинезон с себя сорву.

Чтоб прикоснуться голым телом

К тому, над чем сейчас витал

И чтобы всё, что в Небе сделал –

Отсюда лучше увидал!

 

12 июня 1999 года

Всё как обычно: ты – в себе

А я в лепёшку расшибаюсь,

То обнаглеть, то оробеть,

То не сдержаться, то стерпеть

Твоим молчаньем принуждаюсь.

Разорванный напополам

Соединить в себе пытаюсь

Былого опустевший храм

С тем, что не разместимо там

И – результата добиваюсь.

Хоть чрезвычайно зыбок он,

Но этим ещё больше ценен:

Ты – там единственный закон,

Который неосуществлён,

Хотя во власти – безразделен!

Всё как обычно: ты – внутри

Самой себя весы колеблешь,

Считая нужным говорить

Что перед этим раза три

А может даже больше взвесишь.

И скупо высыпав на стол

Моей души свои признанья,

Ты пониманье как пароль,

Чтоб я свободы не обрёл,

Низводишь просто во вниманье.

И это – плаха не моя,

Ведь я же чувства не скрываю

И, своих мыслей не тая,

Над всем и всеми воспаря,

Свободно трели распеваю.

А то, что мучает и жгёт

И строже делает порою –

Твой страх, который не даёт

Тебе прорваться через гнёт

И стать вполне самой собою!

Я с ним считаюсь день за днём,

Пытаясь призрачность развеять

И радуюсь, когда вдвоём

Мы иногда забыв о нём

Друг в друга начинаем верить.

Быть может этого и ждут

В конечном счёте наши души:

Когда твоя земная суть

Сумеет вырваться от пут

Самонадеянности стужи.

И ты, доверье обретя,

Посмотришь на меня иначе

Себе и мне любовь простя,

Как уж рождённое дитя,

Которое зовёт и плачет.

Моя же суть приобретёт,

Точней уже приобретает

То, чего ей не достаёт:

Семейных хлопот и забот,

Что жизнь отцу предоставляет.

 

14 июня 1999 года

Как многому я должен научиться,

Как многому я должен научить:

Всегда легко нечаянно влюбиться

И тяжелей потом всегда любить.

Вот, кажется, все просто и понятно,

Глазам – все взгляды, а ушам все речи,

Но взгляд не пойман, стало неприятно

И в сердце вкрадывается противоречье.

А там и без того каменоломня

От столкновенья чувства и рассудка,

И каждый день кого-нибудь хоронят

И кто-то воскресает там за сутки.

Там все известно – и сплошная тайна

Толкает к разрешению загадок,

Ведь если б было все всегда понятно,

То ум, наверно, выпал бы в осадок.

Чем существую – не подозреваю,

Хотя и объясняю это чем-то,

И это объясненье охраняю,

Покуда постиженья СУТИ нету!

 

20 июня 1999

Мое чувство к тебе – безрассудно,

А иначе случилось бы так,

Что стремились бы мы обоюдно

Лишь к источнику видимых благ.

Но теперь, когда время приспело,

Я ничем уже не дорожу

И любое реальное дело,

На тебя лишь равняясь, вершу.

Ты меня хорошо понимаешь,

Хоть наружность скрывает нутро

И не меньше, чем я – ты страдаешь

И бессмысленность видя и прок.

Таковы уж условия наши:

Врозь единое одолевать,

Чтоб друг в друге увидеть однажды

Нежелание что-то скрывать.

 

20 июня 1999

Пройдя огромный путь, хочу остановиться

И посмотреть назад, чтоб подвести итог

Всего того, чем жил, что грезится и снится

И в чем осуществиться мой замысел не смог.

Большую стопку писем ложу с собою рядом,

Тех, что ко мне пришли и – что я написал.

Порвать их нелегко, читать – тяжеловато,

Ведь скольким людям в них себя я пораздал!

Не требовал наград и не искал поблажек,

Всегда краснел за тех, кто был лишен стыда,

Обманут был не раз, не раз обескуражен,

Но лишь тогда, - собой я жертвовал когда.

Присваивать любовь не приобрел уменья,

Лишь ждал ее как Дар, который поднесу,

Однако каждый раз высокие стремленья

Срубали сук, где я уже сижу.

Я снова восходил, ища свою Надежду

И вновь за каплей каплю все силы отдавал,

В конце концов остановился между

Тем, что нашел и тем, что потерял.

Но в следующий миг уже готов сорваться

И ринуться туда, где властелин – не я,

А после выяснится, очень может статься,

Что это – тоже Вотчина моя!

 

25 июня 1999

Своей любви доверье оказав,

Несбыточные допустив надежды,

Я приобрел у Бога столько прав,

Сколько никто не получал их прежде.

Решительный и чуткий словно меч

В Доверие, как в ножны погрузился,

Затем, чтоб чувство хрупкое сберечь

И с целым миром за него сразиться.

И что бы после не произошло,

Я буду верен изначальной цели:

Любить, пока в моих глазах светло,

Надеяться, пока дыханье в теле!

 

25 июня 1999

Душа томится и горит,

А вместе с ней и тело.

Язык твой мало говорит,

Чего бы ты хотела.

 

Беспрекословно, будто раб,

Несу я эту ношу,

Для пониманья – слишком слаб,

Для отреченья – тоже.

 

И много дней уже гроза

Меня надоумляет,

Что по-другому жить нельзя,

Иначе все завянет.

 

Однако, фактам вопреки,

Не напрягая воли,

Мы друг от друга далеки,

А от любви – тем боле.

 

Быть может, скоро подойдет

Момент соединенья,

А может нас на эшафот

Возводит Провиденье.

 

Июль 1999

Твоих не знаю мыслей тайных,

Хоть чувствую, как ты близка,

Когда в твоих зрачках печальных

Нет-нет появится тоска.

И сразу сердце обомлеет,

На миг достигнув глубины,

Которую нельзя измерить

Или понять со стороны.

Конечно там – твои владенья

И в них всегда есть что скрывать:

Желанья, думы, настроенья,

Стремленье что-то испытать.

И я, подобно скалолазу,

Трос отпускаю до отказа,

Чтобы из плена льда и снега

Спасти родного человека.

Хоть когда сам я оступаюсь,

Вот-вот сорваться вниз готов,

Я всеми брошенный болтаюсь

И некому прийти на зов!

 

24 июля 1999

Нет, я тобой не ослеплен,

Хоть близко к сердцу принимаю

Твой каждый взгляд и жест и тон,

Чем огорчен и вдохновлен бываю.

Я мыслю сердцу вопреки

И в этом нахожу спасенье,

Чтоб мы остались далеки

От душ и тел соединенья!

 

Июль 1999

Итак, ты двери мне открыла,

Но не спешишь сказать: «Входи»

И у порога мнусь уныло,

Вперед и в зад на полпути.

Ты ждёшь моих осуществлений

Не дав сердечного огня,

Оставив мне лишь ряд мгновений,

Когда отвергла ты меня,

Оставив мнимую свободу

И выбор якобы за мной,

Но я живу тебе в угоду

И значит – не пригрет тобой!

Иначе б руки протянулись

К тебе как светлых два луча

И мы б с тобой соприкоснулись

Ни душ, ни тел не различа.

И в самом вроде бы обычном

Мы б неземное обрели…

Но я веду себя «прилично»

А ты по-прежнему в дали.

Однако в сердце то и дело

Вскипает небывалый шторм:

Я знаю, если б ты хотела,

То для меня не стало б норм!

Но ты, моё нутро не видя,

В предосторожностях погрязла

И чувства выглядят размыто,

А н е и з в е с т н о е – опасно.

Да, я хочу к себе вниманья

Быть может больше, чем другие,

Чтоб сердца моего влиянье

Полней и трепетней вместили,

Иначе часть душевной силы

Не выведенная вовне

Всё то, что в сердце накопила

Возьмёт и выместит на мне.

Я стану замкнут, недоступен

Для чувств и жизненных забот

И снова как когда-то нужен

Мне станет только в сердце БОГ.

А это – приговор Вселенной

И окончание трудов

Когда в любви самозабвенной

Я был её простить готов.

Пока же я борюсь жестоко

И жду открытости твоей

Измученно и одиноко

Не захожу в проём дверей,

Поскольку я – не выбираю,

Но выбранный – уже даю

В той мере в коей получаю:

Отдавшим всё – себя дарю!

Ты отдала мне очень много,

Но большее приберегла

Не обмануться чтоб жестоко

В том, что от жизни ты ждала.

И жмёшь меня на всю катушку,

Однако это мой предел:

Я собираю свою стружку

И точно знаю что хотел.

И ты об этом тоже знаешь,

Чего же хочешь ты сама,

О чём загадочно мечтаешь

В границах сердца и ума?

Быть может, я не совпадаю

С каноном жизненным твоим,

Не ТО, не с ТЕМИ созидаю

И в помыслах неукротим?

Или иное основание

Твою удерживает прыть:

Мои замашки, воспитание,

Моё умение любить?

 

Нет, ты не смотришь на детей,

На ситуации и место,

Ничто решимости твоей

Не помешает разгореться.

Но я пока ещё не тот

Кого бы ты себе хотела:

Твоим желаниям оплот

Практически до беспредела!

А я всё рыпаюсь сказать,

Что тоже не лишён желаний

И хоть готов с нуля начать -

Не поменяю оснований.

И этим я тебя страшу,

Запросы сердца оскорбляя,

Но я не многим дорожу

В самом себе, моя родная,

Хочу, чтоб ты была моей

Подругой, женщиной, женою,

Чтоб вместе сутолоку дней

Одолевали мы с тобою,

Хочу желаниям твоим

Искать возможные решенья,

Чтоб это было нам двоим

На пользу и на настроенье,

Чтобы собравшись вчетвером

А может даже и поболее,

Мы обустроили наш дом,

Ну а друг дружку и тем более.

И радостно смотря вперёд,

Чтоб друг от друга не скрывали

Кто о чём думает, что ждёт,

О чём заботы и печали.

И не ища земных прикрас,

Чтоб что имели – то ценили,

Тогда всегда отыщут нас

Все сказки, воплотившись в были.

 

Я всё сказал, что мог сказать,

Для действий более чем нужно.

Итак, тебе меня признать

Уже пора бы и наружно

Без опасений и тревог,

Без ущемления достоинств:

Я всё отдал тебе в залог-

И честь души и тела доблесть.

Тебе осталось захотеть

И выразить своё желанье,

Иначе мне не одолеть

И в сантиметр расстоянье.

Натура - этот Божий щит,

Ждёт полноты взаимной тяги,

Он лишь тогда не устоит,

Когда исчезнут наши страхи.

 

Навстречу сделай два шага

И ты узнаешь в полной мере,

Что всё завышено слегка:

В любовь и в рай – одни и те же двери!

 

 

13 Августа 1999 г.

Устав от механического лязга

Подшипников, вращающих тела,

Не жди, что жизнь внезапно станет сказкой

Во всём, где вокруг пальца обвела.

Незрелые надежды отодвинув,

Пойми, что жизнь даёт на наш запрос

И если жар познания покинут,

То не возникнет подлинный вопрос

А если так, то не придёт ответа

Туда, где восприимчивости нет:

Слепой не видит солнечного света,

Но ведь от этого не прекратился свет!

И если ты устало и безвольно

Другим доверишь собственный прогресс,

Когда-нибудь поймёшь как это больно –

Бессилие осуществить протест!

Умей держать не чинность и степенность,

А то, что к напряженью не ведёт:

Ответственность пред БОГОМ, беззаветность

Высоких дел и маленьких забот.

Три пары глаз тебя сопровождают,

Не огорчай их повсеместный взор,

Ведь они видят всё и точно знают

За что хвала тебе, за что позор.

Так пусть тебя не путают смятенья,

Когда пора решений позади,

Я ж поздравляя с этим Днём рожденья,

Желаю в сердце искорку найти!

 

9 октября 1999 года

Да, я мог бы любить очень долго,

Но желаньем таким не горю,

Потому что не вижу в том толка,

Чтоб ценила ты душу мою.

 

Опостылела горькая смута

И сижу я один в тишине,

Слава Богу, я больше не буде

О последнем рассказывать сне…

 

Октябрь 1999

Притрагиваюсь к отзвучавшей песне,

Как к проданному навсегда щенку:

Тебе, несостоявшейся Невесте,

В последний раз стихи я изреку.

 

Мне пониманья недал Всемогущий,

Однако повелел воспринимать

Пустырь твоей души, как сад цветущий,

И в том саду плоды любви искать.

 

Туда-сюда бродил я монотонно,

Желая хоть немного обрести

Там ощущенье, будто бы я дома,

Но дальше горьких слез не смог уйти.

 

И, исчерпав надежды и терпенье,

Под гнетом чувств, взмолился я тогда,

Чтоб прекратились эти отношенья

И в душах не оставили следа.

 

И вот тогда Отец сказал лукаво:

«Нельзя заполнить емкости без дна,

Но сделав это, ты имеешь право

Увидеть, кто Невеста, кто Жена!».

 

20 октября 1999

Приходит время, мы встаем

И, утирая пот,

Мирам о чем-то дорогом,

Доставшимся с большим трудом,

Готовимся пропеть.

 

Уже подобраны слова

Глубинных наших дум

И в них вмещается едва

Та боль, что вечно неправа

И радость наобум.

 

Мы голос пробуем слегка,

Прокашливая горло,

Ведь песня будет высока

И разлетится навека

По городам и селам.

 

Ее подхватит млад и стар,

Фальшивя так и сяк,

У ненастроенных гитар,

У пьяных и влюбленных пар,

Чтоб импульс не иссяк.

 

И будет кто-то говорить

Перед собой лукавя:

Мы будем есть, мы будем пить

И жизнь еще сильней любить,

И Песню петь во здравие.

 

Ну а пока приходит День

И мы уже стоим,

Готовые струну задеть,

Чтоб зазвучала наша Песнь

И ожил Серафим!

 

28 октября 1999

Я преисполнен чувством правоты

Всего, что было и всего, что будет:

Быть может, очень скоро станешь ты

Единственной, кто о Свершеньях судит.

Тогда расслаблюсь и передохну

От напряженья Переубеждений

И нового столетия весну

Приму итогом всех земных столетий.

Откуда это нежеланье знать

Того, что ждёт тебя за поворотом,

Чтоб знанье чувствам не смогло мешать

Естественным идти круговоротом.

И если даже в чём-то и не прав

Тот, кто замыслил все перипетии, -

Нельзя закончить, прежде не начав

И не осудишь тех, кого простили.

Я разумом и чувством окрылён

И судя по всему весьма надолго,

А ты была и есть мой скромный фон

Итога ждущая и прока лишь от Бога.

Пытаясь подытожить то, что есть,

Не отвергай моих предубеждений,

Смотри: перед тобой я весь, и здесь

Черта моих Смертей и Возрождений.

 

Ты многое смогла перенести

Для сохраненья Святости Страдания

И если есть за что винить – прости

И приготовься к большим испытаниям.

Как я устал и как ещё я свеж,

Хоть это вроде бы парадоксально

А между тем и тем проходит брешь

Как два людских потока на вокзале.

Куда приехал я, куда спешу?

Зачем я здесь и почему не где-то?

Позволь тебя об этом я спрошу.

Ну вот, спросил… дождусь ли я ответа?

Всё сделанное – полумёртвый груз,

Несделанному будет та же участь.

Я жить не рвусь и смерти не боюсь,

Но плоть обязывает биться за живучесть.

В ней все, кому Надежду даровал

Я, Божье выполняя порученье,

И потому ещё сильней штурвал

Сжимаю, на любовь держа равненье.

Ведь в каждой клетке тела моего

Ядро души меня во имя жившей,

Познавшей Высший смысл и для того

На БРАНИ МИРА голову сложившей.

А ты жива. И удивляюсь я

Как может кто-то в этом бренном теле

Жить, веруя, надеясь и любя

И не в ПРЕДЕЛЕ и не в БЕСПРЕДЕЛЕ!

Быть может ты – Алтарь Моей Души

В период, когда кончились скитанья?

Поведай мне об этом, расскажи

Какое дал тебе Отец заданье?

Как всё уныло вне Высоких сфер!

Но я ищу гармонию в обычном

И хоть ниспровергаю мир, поверь,

Мне всё знакомо, дорого, привычно.

И я не чужд понятиям людей,

Однако всюду привношу поправки,

Чтоб человек под бременем страстей

Не был бы до излишеств очень падким.

Чтоб руководство сердцем и умом

Доверил Совести – а в ней Отец как в ризе,

Чтоб думал не ширинкой с животом,

А местом что его чуть-чуть возвысит.

И чтоб живя в кругу простых забот

Не забывал, что тленное – не вечно:

В один прекрасный день придёт ИСХОД

И взыщет за бездушье и беспечность

И когда мир свой потеряет смысл,

Отдав мне всех, кто подлежит спасенью:

Как негатив себя проявит ВЫСЬ

И новое произведёт Рожденье.

Быть может ты тому рожденью мать?

(Как много я назадавал вопросов

А всё из-за того, что осознать

Мне состояние твоё весьма непросто).

Я много думал, многих я искал,

Но до сих пор стою на перепутье,

Где все мои дороги без начал,

А Начинанья – не меняют Сути.

Я пережил крушение надежд

И стал искать другое их значенье…

Я так устал! И как ещё я свеж –

Как груз долгов и – всех долгов прощенье!

В пятнадцать лет я думал, что отжил:

Всё пройдено, всё ясно, всё избито -

И вот тринадцать лет веду режим

Уже тогда отвергнутого быта.

Сейчас опять какая-то тоска,

Как будто бы молитва перед Боем…

Ты далека пока, но ты – Близка

И сердце в этот Бой пойдёт с Тобою.

Чтоб знать, что есть кому и для кого

Свою телесность оправдать хотя бы,

Полоска Горизонта моего,

Тебя во имя – снова буду храбрым!

 

28 октября 1999 г.

Я в стремлениях приостановлен,

Нет достаточной сердцу мишени.

Дом построен, но не обустроен,

К сожалению, не из за лени.

 

Если пристальней в тему вглядеться,

То становится так очевидно:

В этом мире мне некуда деться

И в других то же смысла не видно.

 

Что ж, пока наберу обороты,

В Новый Цикл входя по спирали,

Расскажи мне какая ты, кто ты,

В чем надежды твои и печали?

 

Ну а там, по закону гармоний,

Я опять обрету равновесие

И среди благодатных условий

Вновь возвысится наша профессия!

 

2 ноября 1999

Если ты в стремительном полете

Видишь под собой одно и то же,

Знай, что это снова твои годы

Собственную значимость итожат.

Все здесь – аналогии, похожесть,

Все к стволу единому стремится,

Чтоб, в твоем сознание размножась,

Замыслами новыми родиться.

Чтобы объяснить закономерность

Тысячи моментов безвниманных

Плетью аргументов полновесных,

Силою сопоставлений явных.

 

Успевай запоминать и верить

В неслучайность и предуготовность:

Новые года заставят мерить

Этой меркой каждую условность.

Чтобы сердце меньше отсевало,

Чтобы ум в трущобы не забрался,

Нужно чтоб душа в себя вобрала

Все, в чем ты перед собой признался.

 

И тогда взойдет иное солнце

Над землей нехоженой пока что

И к тебе уверенность вернется

Для того, чтоб повести куда-то.

 

Прежде чем ты воспаришь обратно,

Выбери, где будет приземленье,

Потому что это многократно

Облегчит тебе перемещенье.

И когда почувствуешь усталость,

Со сниженьем во время смиряйся,

Чтоб еще немного сил осталось

По земле потом передвигаться.

 

Совмести в себе Полет с Покоем,

Землю с Небом, Замысел с Доверьем.

Не стремись быть видимым героем,

Чтоб тебе не общипали перья.

Есть Любовь – она тебя научит,

Как в полете не терять походку,

Чтобы под тобою вечно тучи

Не давали знать как ты высоко.

 

2 ноября 1999

Ну вот, подведены итоги прошлого,

А в настоящем что? Да ничего,

Лишь следствия анализа дотошного

И безнадежность выводов его.

 

Без перспектив король зажат ладьями

И офицером, будь неладен он,

В бою я произвел обмен ферзями –

И вот как на ладони мой урон!

Они мне мат, конечно, не поставят,

Им более приятен белый флаг,

Чтобы меня наедине оставить

С самим собой, в плену у жалких благ.

 

Лишь пешка-почтальон - моя надежда,

Вот-вот достигнет он той стороны

И облачившись в новые одежды,

Раскроет вновь возможности Жены.

 

Тогда посмотрим что же мы имеем,

Все по одной фигуре есть у нас,

И, если Бог поможет, одолеем

Одну из самых неудачных фаз!

 

3 ноября 1999

Особыми талантами не блещут

Те, кто старались что-то поменять,

Их жизнь напропалую перебрешут,

А надо было б с этого начать:

 

Ведомые сердечным побужденьем,

Мы движемся туда, куда хотим,

Терпением, усердием, моленьем

Одолевая мили лет и зим.

 

И внутренней свободы пограничность

Растет по мере этого труда,

Затем, чтоб утверждала наша Личность

Свое в других отныне навсегда.

 

Когда же ты созрел для рукопашной,

Уверен будь – тебя отыщет бой,

Чтоб испытать насколько ты бесстрашно

Владеешь среди мира сам собой.

 

Восстанет все, что ты произраждаешь

В самом себе, как маленький запал.

А по-другому мир не поменяешь,

Лишь увеличишь горе и печаль.

 

Особыми талантами не блещут

Те, кто старались что-то поменять:

От их безумий скоро мир излечат

Способные по Духу жизнь равнять.

 

4 ноября 1999

Опять к бумаге просятся слова,

У каждого из них свои предтечи,

И их перевести едва-едва

Я успеваю во владенье речи.

 

Вот это – радость, это – полнота,

Которой вроде бы не существует,

Но напрочь отступает суета,

Когда в словах душа себя шлифует.

 

И вот уже окутанное мглой

Становится отчетливей и ближе,

Пространство между сердцем и рукой

Наполнившись огнем тобою движет.

 

Как будто встал у бездны на краю,

Где шаг вперед и шаг назад – различны,

Но в этот миг я твердо сознаю

Где существую лично, где безлично.

 

И разницы уже особой нет

В каком перемещаться направленье,

Поскольку ты настолько разогрет,

Что перешел в свободное паренье.

 

Здесь дух, свою переступая плоть,

Обыденности кандалы снимает,

И в этот миг – ты далеко не тот,

Которым тебя видят, слышат, знают.

 

Мир измеряя внутренним потоком,

Оставшись внешне непеременим,

Я становлюсь на это время Богом,

Ведомый Высшим естеством своим.

 

Теперь не существует строк и рифм,

Бумаги нет, нет самого меня,

Нет никого в уединеньи тихом,

Кто мог бы твердо молвить: «Это Я!».

 

9 ноября 1999

Обескуражен, но не обескровлен,

Обезнадежен, но не обесчещен,

Полгода безутешности был ровней,

Наполненностью сердца искалечен.

 

Ноябрь 1999

По-новому стремительно пошли

Мои часы на старом циферблате,

Раз ты сумела душу оголить,

Тебя приму теперь в любом наряде.

 

Такой, какой увидел в первый раз,

Такой, какой узнал тебя прощаясь,

Поддержкою твоею заручась

И заручиться остальным стесняясь.

 

9 ноября 1999

ПРЕДВАРЕНИЕ

Пусть я опять неверно поступаю,

Бросаясь в этот омут с головой:

Кто знает, где найду, где потеряю,

Где с радостью столкнусь, а где с бедой.

 

Всегда ищу где брошены окурки

И где других уже не бродит взор,

Там, где иной готов зевать от скуки,

Я возбуждён пульсацией аорт.

 

Вовнутрь лифт работает исправно,

Осуществляя мысленный бросок,

Я опускаю тебя в сердце плавно,

Чтоб кровь уйдя не подкосила ног.

 

И когда трос развинчат до упора,

Ты будешь как и я удивлена,

Как в этом Месте из любого сора

Мгновенно будет ценность создана.

 

А мы с тобой ещё чего-то стоим

И в переплавку прежде чем пойти,

Давай друг к другу до конца откроем

Взаимного доверия пути.

 

И когда нас позолотят любовью,

Возвысят страстью, подстригут заботой,

Мы станем друг для друга хлебом с солью,

Спасительными в этот век голодный.

 

Пусть я опять неверно поступаю

Для тех, кто каждый выверяет шаг:

Потери к обретеньям причисляю

И дальше продвигаюсь только так!

 

Иначе невозможно проявиться

всему, что преходяще на земле

И к собственным желаниям пробиться

Не сможет даже искра на угле!

 

А я смогу, случайность отвергая,

Мне нечего стесняться и скрывать,

Победой над собою обладая,

Нет смысла больших доблестей искать!

 

10 ноября 1999 года

Противопоставления былые

Заканчивают надо мною власть:

Теперь готов на подвиги любые,

Взрослением души к тебе стремясь.

 

Готов кромсать всю неприкосновенность,

Чтоб из неё мозаикой живой

Преподнести тебе любовь и нежность

А вместе с ними радость и покой.

 

Готов пойти куда укажет Воля

В тебя Себя вложившая вполне,

Я пережил периоды застоя,

Волненьем жизни ты пришла ко мне.

 

И признаки твои перебирая,

Я вновь и вновь восторгов не таю:

Да, ты проста, но именно такая

Ты предрешаешь всю судьбу мою!

 

Каким ещё мне заручиться словом,

Когда ты всё сказала и без слов.

Действительность распишет всё по нотам

Для наших обретённых голосов.

 

И мы с тобой споём такую песню,

Какую вряд ли слышал кто когда,

Пусть кто-то это назовёт болезнью,

Он этим нам не принесёт вреда.

 

Ведь мы с тобою очень долго ждали

Момента Единенья Душ и Тел,

И хоть в бреду забот не там искали,

И хоть хлебнули горя и печали,

Но Отчужденья не воздвигли стен!

 

А значит мы теперь непобедимы

Внутри себя, равно как и вовне

И друг для друга мы необходимы

Вдвойне, втройне, нет, даже ВСЕМЕРНЕ!

 

Наверно, ты испытываешь те же

Влечения и чувства что и я:

Достаточно ли я с тобою нежен,

Достойна ли Твоей любовь Моя?

 

Её растил я трепетно, ревниво,

От суматохи жизненной хранил,

Как хлебную засеянную ниву

Не подтопил и не пересушил.

 

И каждый колосок отдельно взятый,

Казалось бы растущий сам себе

Составят вместе урожай богатый

И я его Преподношу тебе.

 

И жаворонком заливаясь в небе,

Хочу тебе признаться вновь и вновь,

Что в этой жизни, будто в этом хлебе

Я Сохранил тебе свою Любовь.

 

Вот этот стебелёк полит слезами,

А этот думать много заставлял -

Так я облагораживал годами

То, что в единый миг тебе отдал.

 

А это не смогло бы получиться

Будь я иным или будь ты не та,

Ведь сердце в сердце как домой стучится,

Ему не всё равно кто скажет " ДА".

 

Пускай нас разделяют стыки рельсов,

Обязанности, повседневный быт, -

Душа моя тверда, рассудок трезв

В намереньи с тобою рядом быть.

 

Без скидок на различные нюансы,

Я целый мир готов предупредить,

Что кончились у кандидатов шансы:

В меня вошли и сердца люк закрыт!

 

Живи и расширяй свои владенья,

Поскольку там ты не найдёшь границ;

Там сплошь одно к тебе благоговенье,

Там все перед тобой склонились ниц!

 

Владычествуя, принимай решенья,

Снимая тяжкий груз земных забот:

Все знания мои и все уменья -

Отныне твой единственный оплот.

 

Я траур снял и пепла больше нету,

Вот-вот шагну решительно вперёд,

Чтобы Женой назвать свою невесту,

Двухтысячный помолвленную год!

 

23 ноября 1999 года

Вот опять безмолвие сомкнулось

Над моей уставшей головой,

Заставляя ёжится сутулясь

И искать в покое непокой.

 

День-деньской и с ночи до рассвета

Противостоянием нутра,

Этот семилетний Пост Завета

Надо мной имеет все права.

 

Я очищен – в душу посмотрите,

Вряд ли не зажмурите вы век,

Потому что суть моя в зените,

На виду, казалось бы, у всех.

 

Уберите пригорошни ваши,

Ими дар бесценный не объять,

Если моя легкость на вас ляжет –

Вас потом живыми не поднять!

 

Для чего я вам такой ненужный,

Если от меня вам проку нет?

А затем, чтоб кто-то неподкупный

Развенчал ваш лоск и марафет.

 

Вот опять безмолвие сомкнулось

И бессильно отступило прочь,

Потому что в тот же миг проснулась

Жажда беспросветность превозмочь!

 

29 ноября 1999

Пусть дана мне полная свобода

Думать, подбирать и применять,

Как всегда, в такое время года

С ностальгией трудно совладать.

 

Поры тела входы закрывают,

Чтоб внутри энергию сберечь,

Мысли думы сердца окрыляют

И наружу рвутся через речь.

 

Рядом никого. Я сам с собою

Эти разговоры завожу,

Может что-то новое усвою

Или в старом смысл разгляжу.

 

Вспомню о любимом человеке,

Жизнь и смерть в одно соединя,

Как листок, оторванный от ветки

Мысли вдаль поволокут меня.

 

Кто я среди этого круженья,

Волеизъявитель или раб?

Хрупкое мое предназначенье,

Понукание свое слегка ослабь!

 

Чтоб своей свободой насладиться

Я сумел, в зависимость попав

К той, к кому моя душа стремится,

Навсегда ее частичкой став.

 

Не томи меня, земная слякоть,

Я грустить не стану все равно,

Движущимся – неизбежна радость,

Радостному – счастье суждено!

 

29 ноября 1999

Заново распять не так-то просто,

Зрелищам цена уже не та:

В душах наподобие компоста

И еда лежит и красота.

 

То, за что один встает горою –

Для другого – повод хохотать

И прикрыт двузначностью такою,

Не боюсь быть заново распят.

 

Мир разбит, как зеркало в оправе.

Тысячи осколков не собрать вам.

От обузы объяснять – избавлен,

Я сокрыт от вас и запечатан!

 

30 ноября 1999

Все пройдет, все кончится, все канет –

Беготня, тревоги, маета,

И тогда перед тобой предстанет

Жизнь вся, как птица без гнезда.

 

Не за что рукою ухватиться,

Не во что стремления вложить,

То, чему сумел ты научиться,

Больше не поможет кем-то быть.

 

Все бесперспективно, безначально

Вне людского гама и молвы.

Встанешь между двух миров печально

И поднять не сможешь головы.

 

Дети воспитанье исчерпали,

Замыслы свершились как могли,

Для чего мы столько отдавали?

И зачем мы столько берегли?!

 

Вот она – твоя пора прозренья

В корень бесконечных перемен:

Жизнь забрала все твои владенья

И свободу – обратила в плен.

 

Ты – никто и ничего не знаешь,

Без любви и вовсе нет тебя,

Потому что что-то постигаешь

И осуществляешь лишь любя.

 

Вот тогда все, рушась, исчезая,

Ничего не сможет изменить…

Вечность каждой Сути созерцая,

Понимаешь для чего стал жить.

 

Вот тогда тебе никто не нужен,

Потому что все в тебе самом,

Общею потребностью разбужен,

Будешь сам себе едва знаком.

 

6 декабря 1999

Я утонул в твоих глазах –

Они темнее ночи,

Там, кажется, всё можно потерять

И всё найти,

За каждым твоим словом

Мне сплошные многоточия,

Во всех движениях призыв:

Приди и обхвати!

Быть может я уже не тот,

Что был в былые годы,

С взрослением вторгается

Старения процесс,

Но ты как зажигание

И мне теперь охота

Так газануть, чтоб пыль кругом

Стояла до небес!

Вот это да! Не ожидал

Такого я подвоха,

Размеренную жизнь свою

За норму посчитав,

И то, что временно во мне

Казалось бы, заглохло

Ты оживила, заново

Моей Богиней став!

Я циркулировать привык

По заданному кругу,

Мне всё равно, что скажут,

Как посмотрят и поймут,

Но даже в голосе твоём

Я поклоняюсь звуку

И интонации его –

Единственный мой суд!

Пусть многократно для других

Я привожу примеры

И разъясняю схемы

Неподвластные умам,

Но для меня всё сузилось

В Слиянье Веры с Лерой

И всё там умещается

И существует там.

Дела мои заброшены,

Отложе – заторможены

Поскольку состоянием

Я их превосхожу,

Хожу как огорошенный,

Смотрю как отмороженный

На этот мир, который

Незнакомым нахожу.

Приходит осознание

Чего-то небывалого,

Того, в чём заключается

Первоначальный смысл:

Я тридцать миллионов лет

Искал его без малого

И мне теперь не требуется

Жалких экспертиз!

Пусть всё вокруг разрушится

От сырости и ржавчины,

И хаос эпидемией

Народы проредит;

Взаимною решимостью

Навек с тобою связаны,

Мы выплатили времени

Вполне его кредит.

В твоих глазах – Вселенной мгла

И я для них как солнце

И друг без друга нам себя

Никак не проявить.

Давай же приближать во что

Нам верится и ждётся,

Давай не будем сил жалеть

На то, что бы ЛЮБИТЬ!

 

10 декабря 1999 года

РАИСЕ

Не до конца осуществились планы,

А может быть, у них и нет конца,

Ведь для тебя всегда являлось главным

Само служенье замыслам Отца.

А Он о каждом проявил заботу

В согласии с настроем его дум

И если б ты не понимала кто ты -

Пошла б туда, куда других ведут.

И разве ты, всё видя и всё зная,

Не обладаешь силой повлиять

На тех, кто свои души растлевая,

Тебя б хотел заставить замолчать?!

Отец предоставляет полномочия

Тогда, когда для действий дух созрел;

Не позволяй, чтоб жизнь тебя морочила

И беспределу полагай Предел!

Пусть в малом - но и это пораженье

Для тех, кто отмирает навсегда

Создаст такого рода напряженье

Что станет ясно у кого беда.

А ты, на суд идущая спокойно,

Не бойся ничего и не страшись:

Больней рожденья - не бывает больно,

Страшнее смерти - эта полужизнь!

Поэтому, встречая День рожденья,

Порадуйся, что сделан ещё шаг

К тому, чтобы произошло сближенье

С Верховным Обладателем всех Благ.

А пожелание моё: не надо душу

Свою под ложный страх маскировать,

Изображая океаном лужу

Других на помощь смысла нету звать!

Учись увидеть радость в Неизвестном,

А неизбежное спокойно принимать,

Не тяготясь ушедшим бесполезным

И будущее не старайся знать.

 

13 декабря 1999

ВИТЕ

От подозрений мы все устали,

От разногласий – ушли в себя,

Не углубляйся в свои печали,

Стремленья Высшие в мечты дробя.

Все быстро кончится, что начинается,

А после дождика взойдет посев.

То, что теряем – к нам возвращается,

И одиночество – это блеф!

 

Декабрь 1999

Глубокомысленно, сосредоточенно,

Необъяснимо для городов,

Нам заповедано и напророчено

У разведенных стоять Мостов.

От разделенности – одни страдания,

Хотя все думают, что это – жизнь.

А мы – не верили и Мироздание

Слить в одно целое с тобой взялись.

Сперва казалось, что трудно выдержать

Все разобщения и нестыковки,

И мир, казалось, никто не вылечит,

А так и будет зиять уродски.

Но ты вгляделась в свои стремления

И все поступки им отдала,

Так появилось Сопротивление,

Где я – искал тебя, а ты – ждала!

Не утомлялись мы, хотя и падали,

И не сдавались, идя назад,

И пусть стонали мы, и пусть мы плакали,

Но что хотели – могли сказать.

Огнем невиданным, как озарение,

Как Награждение, пришла Любовь

И неуместны все благодарения:

На них не хватит не сил, не слов.

От бед и радостей не застрахованы

И высшей жаждой гонимы в даль,

Мы друг для друга предуготованы

Тем, кто давно уже нас испытал.

И как все видится, и как все хочется

Нельзя и высказать, не исказив,

Уже он строится, уже возводится

Мост через нашей судьбы пролив.

Теченьем времени все устрояется,

Не надо только терять настрой,

И все свершится, и все появится,

И не затянется на долгострой!

 

28 декабря 1999

Комментарии

Нет комментариев

Последние новости

Как обрести гармонию в Эпоху Перемен

Добавлено видео занятия

20.03.2018

Спасающий Вечность. Предсказание будущего, которое уже настало.

Появилась в продаже электронная версия книги Александра Набабкина

21.09.2017

Эмоции, чувства и мысли как фундамент формирования новых качеств для изменения жизни человека

Опубликован текст мастер-класса от 1.12.2012

07.05.2017

Работа над собой. Как научиться распознавать свои ошибки до того, как они начинают приносить "плоды"

Заблуждения, предубеждения, страхи, сомнения, - как мы наследуем этот груз и как преодолеваем последствия обнаружения в себе вредных установок. Опубликовано видео занятия.

05.05.2017

Здоровье, успех и благополучие - Управление ситуациями своей жизни в позитивном русле

Опубликован текст занятия Александра Н-Р, прошедшего на Альфа-Фесте в Яремче, 18 февраля 2012 года.

30.04.2017

Духовное воспитание детей

Опубликованы краткие содержания 2-го и 3-го занятий о Духовном воспитании детей.

28.04.2017

Назначение, особенности конкретных практик, их практическая польза и действенность

Опубликован текст 5-го занятия из 1-го цикла курсов Духовно-нравственного возрождения, от 12 февраля 2013.

27.04.2017

Энергетические упражнения - как способ естественного психофизического восстановления

Опубликован текст мастер-класса Александра Н-Р. в Яремче, 16.02.2012

23.04.2017

Вызвать Меню

Свернуть Меню